Магия кружения

О том, что танец танура производит сильнейшее впечатление, я слышала давно. Но, право же, не ожидала, что пословица «один раз увидеть…» окажется для меня столь актуальной. Просто, наверное, я человек впечатлительный и подвержена гипнозу. Потому из всего разнообразия шумных, красочных, чрезвычайно ярких представлений «горячей египетской ночи» сегодня могу вспомнить только мужчин, танцующих тануру


О том, что танец танура производит сильнейшее впечатление, я слышала давно. Но, право же, не ожидала, что пословица «один раз увидеть…» окажется для меня столь актуальной. Просто, наверное, я человек впечатлительный и подвержена гипнозу. Потому из всего разнообразия шумных, красочных, чрезвычайно ярких представлений «горячей египетской ночи» сегодня могу вспомнить только мужчин, танцующих тануру


Волшебство началось с негромкой тревожной мелодии флейты. Все ее звуки ощущались буквально физически: они, как крючки, попадали прямо в сознание, безошибочно ловя «рыбку-эмоцию» и извлекая ее наружу. К флейте присоединился равномерный бой барабанов и рокочущий бас бубна. Ритм каким-то неясным образом подчинял себе сердцебиение, наполняя щекочущим ощущением того, что пульс бьется в такт этим инструментам. Лицо танцора, вышедшего на сцену, вспомнить сложно. Внимание невольно привлекла колышущаяся в такт шагам юбка, на вид очень тяжелая. Это неудивительно, ведь именно она, юбка-танура, и является главным элементом завораживающего танца, его основной, египетской особенностью…

Словно прислушиваясь к музыке, звучащей внутри, мужчина-танцор начал плавное вращение: одна рука к небу, другая — к земле. Все быстрее и быстрее… Несколько слоев тяжелой яркой ткани юбки, как детская юла, то сливались в мерцающий круг, то вдруг обретали ослепительную чистоту цвета… Для осознающих происходящее и просто восхищенных танцор физически воплощал принцип мандалы — священного рисунка, способного ввести в состояние глубокого транса. Танура «играла» цветом, воздействуя на зрительские эмоции, более того, на физическое состояние смотрящих. С обманчивой легкостью танцор продолжал и продолжал волшебное вращение, словно веретено, собирающее зрительский восторг в яркий шелковый кокон. Когда же танец закончился, по залу пронесся выдох восторга. И у каждого осталось ощущение личного присутствия при сотворении чуда.

Путь к Богу

Глядя на человека, танцующего тануру, больше известную под названием «египетский танец с юбками», зритель неизменно чувствует, что присутствует при священнодействии. Ведь танура (в переводе с арабского — «юбка») является вариантом священного мусульманского танца монахов-суфиев. Адепты танца-вращения утверждают, что он возник одновременно с рождением Вселенной. Дотошные исследователи возражают и считают, что он зародился в Египте в IX веке, и даже имя «изобретателя» называют — Зун-Нун аль Мисри. Интересно не это, а то, что, покорив Восток — от Северо-Западной Африки до Северного Китая, — танец опять чарует зрителей в Египте. Мир знаком с ним благодаря религиозно-мистическому учению арабского мудреца Мевланы, основоположника суфизма, больше известного европейцам как исламский поэт Руми. Именно он включил медитативное вращение в тарикат — мистический путь движения к Богу. Поэт утверждал, что Бог — это чистое бытие и абсолютное благо. Суфий, идущий путем тарикат, способен избежать плена теней, видеть Бога как единственную реальность, может раствориться в нем. И ему предназначено быть проводником благодати в мире боли и страданий. К каноническому исламу, как видите, учение Руми имеет весьма опосредованное отношение и напоминает, скорее, буддизм с его колесом Сансары. К тому же суфийский орден исповедовал практически буддистский пацифизм и веротерпимость.

Суфии — члены «Братства чистоты» — жили и постигали Бога через священный танец. Вращающийся суфий плавно входил в состояние медитации, при котором его дух ощущался как неподвижный центр, а вращающееся тело, так же, как движущийся мир, мыслилось гончарным кругом (аналогии с буддизмом напрашиваются сами собой). Правая рука танцора, воздетая вверх, получала благословение неба, левая, опущенная вниз, — передавала его земле. Монах-суфий достигал в обманчиво простом танце неимоверных высот: получасовое вращение — далеко не предел. По мусульманскому миру танец суфиев разносили монахи-странники — дервиши, аскеты и философы, ищущие свободу души.

Танцующие у врат рая

Впервые с искусством танцующих дервишей Европу познакомил философ и мистик Георгий Гурджиев, представив на парижской сцене сразу более десятка исполнителей. Зрелище произвело настоящий фурор, что, впрочем, и неудивительно. Чтобы понять, что простота суфийского танца обманчива, попытайтесь повращаться хотя бы минуту. Увы, вхождения в транс вы не добьетесь, зато гарантированно испытаете катастрофическое головокружение. А вот в Египте танец суфиев обрел не только популярность, но и профессиональных, то есть не являвшихся монахами исполнителей. Танцуют лишь мужчины. Еще бы: вес многослойной юбки-тануры порой превышает десять килограммов! Искусство передается от отца к сыну, репетировать начинают в юном возрасте, а достигают мастерства исполнения к 25-30-ти годам. Танец неизменно дарует радость и христианам, и мусульманам, и атеистам. Знаете, я искренне жалела о том, что не знаю арабского и не могу расспросить танцора об ощущениях человека, вошедшего в транс. А поинтересовавшись происхождением своеобразной мелодии, в одной из суфийских притч прочла, что именно такую музыку слышит человек у ворот рая. Охотно верю.

Рекомендуем также следующие предложения: