Город двух сердец

Если бы вы поехали в Стамбул в конце XIX века, «Восточный экспресс» довез бы вас до самой бухты Золотой Рог, которая делит город на две неравные части. Потом бы вас доставили на судне в ту часть турецкой столицы, которая называется Галата. И с пристани отнесли в паланкине на холм Пера, к месту назначения всех пассажиров этого поезда — в знаменитый отель «Пера Палас».


Если бы вы поехали в Стамбул в конце XIX века, «Восточный экспресс» довез бы вас до самой бухты Золотой Рог, которая делит город на две неравные части. Потом бы вас доставили на судне в ту часть турецкой столицы, которая называется Галата. И с пристани отнесли в паланкине на холм Пера, к месту назначения всех пассажиров этого поезда — в знаменитый отель «Пера Палас».


Кто сказал, что Стамбул — город контрастов? Не знаю, с какого боку смотрел на город изобретатель банального штампа. Константинополь заслуживает других определений, и у каждого они свои. Итак, пролонгированный уик-энд или заначенная неделька, билет на самолет или теплоход. Будете искать контрасты, а найдете полное смешение стилей и чувств.

ТЫ В АЗИИ

Чем интересен Стамбул? У него два сердца — одно в Европе, одно в Азии. Две исторически переплетенные религии. Два архитектурных стиля — западный и восточный. Два моря — Мраморное и Черное. Два способа жизни — для жаворонков и для сов. Да и уик-энд в Стамбуле можно запланировать по двум сценариям: первый — дорого и чопорно, второй — дешевле и проще. Разница будет только в уровне отеля. Потому что все остальные составляющие путешествия — обеды в ресторанчиках, передвижение по городу, экскурсионный трамвайчик, прогулка по Босфору — стоят одинаково, такое вот равенство сословий. Богатые пожилые туристы, как и студенты, бегают по улицам с рюкзачками, по несколько раз в день раз перебегая Золотой Рог. Какой смысл переться в Стамбул, если не испытать всю его экзотику собственными башмаками?

Если у вас найдется $150-200 в сутки за номер, селитесь на холме Пера. Там приличные европейские отели, а если повезет, получите сьют с видом на Босфор и будете обозревать две части света одновременно. И смотреть бесконечный мультик, в котором кораблики и танкеры днем и ночью деловито мотаются туда-сюда как заведенные. А из окна отеля «Ричмонд», что стоит встык с российским посольством, можно наблюдать за бытом кошачьего семейства из семи персон, обитающего среди антенн на посольской крыше. Стамбул — город, где котов боготворят. А это признак того, что здесь живут добрые люди. Пера — очень сильно европеизированная часть Стамбула, хотя по сути это Азия. Толпы туристов, отбегавших положенные по программе мечети-дворцы, заполняют вечером проспект Истиклаль (наши, уловив созвучие, называют улицу «стеклянной»). Европейцы обожают Стамбул за то, что евро здесь в два раза «тяжелее», чем дома. Двухкилометровая пешеходка, где кабанчиком носится экскурсионный трамвайчик «таксим-туннель», — это бутики, ресторанчики и кафе, где все почти как в Европе, но гораздо проще и дешевле. Но истинная суть проспекта Истиклаль (Независимости, по-нашему), проявляется ближе к вечеру, когда все дворы-переулочки покрываются столиками. Подогретые вином туристы сдвигают их как на сельской свадьбе, и независимо от страны происхождения и возраста немецкие старички или студенты из Рима в свете иллюминации из разноцветных лампочек ведут разговоры «за жизнь». Такова особенность Стамбула туристического — ему нечего делить, нечего делать, он прост и легок.

ЧЕРЕЗ БУХТУ В ЕВРОПУ

На европейской стороне хорошо вечером. А за туристическими впечатлениями нужно двигаться в Европу. До нее рукой подать. Но сначала свернуть со знакомой нам Истиклаль на «музыкальную» улочку, зайти в прохладное и влажное старинное метро Туннель, которому 150 лет. Заблудиться не получится — там всего одна остановка, а выход рядом с Галатским мостом. Залив похож на широкую городскую речку с грязноватой водой, где всегда плавает хлеб для ленивой рыбы. Важные фишеры раз за разом ловят пешеходов крючками и почему-то возмущаются. Ближе к берегу мальчишки устраивают аттракцион — прыгают с высокого моста (то ли за монетку, то ли «за интерес»). На Галатском мосту, построенном в 1912 году немцами, хватает места всем, он широкий и довольно длинный — почти 500 метров. Его предшественник — первый деревянный мост Валиде — был построен в 1845 году.

Гулять по стамбульской Европе можно три дня, с перерывами на ланч и заходами в старинные кофейни, где никто не спешит и можно сидеть часами. Обязательные объекты — Голубая мечеть, Айя-София, Дворец Сулеймана с тюрбе (гробницей) Роксоланы, Топкапы с его сокровищницей да древнее водохранилище Цистерны. А Гранд Базар — он все равно по дороге, поутру затянет в свои коридоры-шкатулки на два-три часа и оставит в антикварных развалах. Новичка удивит интеллигентность продавцов. В одной из лавок бухарских древностей хозяин лишь поздоровался, а затем погрузился в газету, давая возможность поедать глазами таинственные узоры сюзане (старинные вышивки из Средней Азии). Оно и понятно — покупают нечасто. Каждое посеревшее от времени коврик-полотенечко стоит сегодня тысячи долларов. А вот лавка с россыпью разноцветных турмалинов из Афганистана. Такое впечатление, что старинную утварь, свадебные украшения, ковры и вышивку со всего Востока на Базар везли вагонами.

Нет более величественного зрелища в Стамбуле, чем Айя-София, поскольку здесь помещается не архитектура, а само время. Даже самые отпетые циники затихают и замирают перед золотыми мозаиками, которые через все препоны нашли дорогу к солнцу. Айя-София потрясет масштабами, мраморными стенами, отсюда почему-то не хочется уходить. А через дорогу еще одно чудо византийской эпохи — подземное водохранилище Эребатан, откуда питьевая вода поступала в дома Константинополя. Длинные ряды стройных колонн (их 336), классическая музыка, подсветка, таинство темной воды. И стайка туристов у одной из колонн. Как там у Павича? «Это Медуза, она может отравить взглядом. Ее глаза убивают. Когда она смотрит на человека, то расчленяет его жизнь на счастливые и несчастливые мгновения. Ее правый глаз охватывает взглядом все беды и несчастья и видит только плохое, зато левый — только хорошее. Поэтому строители Юстиниана положили голову Медузы боком!» Ах, это та самая Медуза! Жуткое зрелище, и самые суеверные не решаются сфотографироваться с Головой в этом мифическом месте…

Рекомендуем также следующие предложения: