Каппадокия

На просторах Малой Азии, где раскинулась современная Турция, сосредоточена добрая половины наследия Древней Греции, не говоря уже о том, что ее земли — на перекрестке древних путей из Европы в Азию, а значит, она — наследница великих эпох и культур. К чести турок, они умеют хранить прошлое — свое и других народов, и в страну в надежде на открытия можно приезжать десятки раз, важно лишь выбрать маршрут «по себе». Красот природных и чудес к востоку от Стамбула и от Трабзона на севере до Аланьи на юге — «смотреть не пересмотреть»: ландшафты и история тех мест пестры и причудливы, как узоры ковров-килимов, что ткут турецкие мастерицы. Такова и земля Каппадокия, куда нас пригласили в начале осени: цветные воспоминания о ней свежи до сих пор.


НЕОЖИДАННОЕ – РЯДОМ

На просторах Малой Азии, где раскинулась современная Турция, сосредоточена добрая половины наследия Древней Греции, не говоря уже о том, что ее земли — на перекрестке древних путей из Европы в Азию, а значит, она — наследница великих эпох и культур. К чести турок, они умеют хранить прошлое — свое и других народов, и в страну в надежде на открытия можно приезжать десятки раз, важно лишь выбрать маршрут «по себе». Красот природных и чудес к востоку от Стамбула и от Трабзона на севере до Аланьи на юге — «смотреть не пересмотреть»: ландшафты и история тех мест пестры и причудливы, как узоры ковров-килимов, что ткут турецкие мастерицы. Такова и земля Каппадокия, куда нас пригласили в начале осени: цветные воспоминания о ней свежи до сих пор.

СКОЛЬКО МОЖЕТ ВМЕСТИТЬ ДЕНЬ…

Теперь шоссе петляет вдоль отрогов Анатолийского нагорья, что местами подступают к обочине, значит, мы почти у цели — обширного плато километров 150 в диаметре. Геологи уверяют, что в незапамятные времена здесь было морское дно, позже оно обнажилось, а после подземных брожений вздыбилось вулканами и покрылось пеплом… Слои напластовались, а дожди и ветры за миллионы лет довершили картину. Ради фантастических пейзажей Каппадокии, которые начинаются вскоре за городом Аксараем, у древнего караванного пути, мы и ехали.

Правда, вначале за чередой желтеющих тополей мелькали селения с каменными домами, сменяясь полосками озимых и полями, крапленными точками белых и красных мешков. Крестьянки, укутанные до глаз в широкие платки, что-то юрко выбирали из борозды вслед за небольшим трактором. Оказывается, в этом году картофель отменный. Выращенный на здешних подзолистых почвах, он считается самым вкусным и часто раскупается прямо в поле (при нас за мешок в 60 кг давали 40 лир)…

Мы же, сверяя с указателями карты, полученные перед отъездом из Стамбула, уже приготовились удивляться, однако первая остановка на развилке у деревни Селиме была «учебной» — проверить, как быстро группа взбежит к каменным ячейкам в скале, которые когда-то были чьими-то жилищами, а затем соберется к автобусу в назначенное время. Разминка в четверть часа закончилась успешно — на посадку все прибыли вовремя: пасмурное небо к прогулкам не располагало. Но еще через полчаса распогодилось, и мы увидели с пригорка, как земля расступилась в разъем с отвесными стенами, будто заложенными в многоцветные складки. В конце селения стоял перечеркнутый указатель «Ихлара», и стало ясно: это начало «Ихлара Вадиси», или каньона Ихлара. Когда-то его вымыли воды реки Мелендиз, и в кельях-сотах нашли приют первые христиане… До сих пор по дну его бежит ручей, блестя между стволами пирамидальных тополей, что прячут от глаз посторонних десятки церквей, лучшие из которых — Йиланлы и Агач Алты, Сюмбюллю и Кырк Дам Алты. Уходить от края ущелья, залитого солнцем, не хотелось, но от следующего здешнего чуда — подземного города Деринкую в 8 этажей — нас отделяли 40 км дороги. И это был далеко не последний пункт нашего извилистого маршрута!

ПОДЗЕМНЫЙ ГОРОД

Вход в него довольно прозаичный, зато за дверью в четыре квадрата-окошка — полумрак и спуск, что разветвится на десятки низких залов: кухня с очагом, церковь, похоже, одна из ранних — полукруглый алтарь да крест в плане, жилые комнаты-кельи. Проход в глубь массива становится похож на щель в крепостной стене, и едва я успеваю подумать о том, что за гномы прорезали эти коридоры, как мы собираемся, сгорбившись, в каком-то «накопителе для групп»: навстречу нам выходят японские туристы. Переждав, мы движемся дальше, точнее, глубже.

Ахмед, чей голос раскатисто доносится по коридорам, поясняет, как вели хозяйство: пекли хлеб, ткали и даже давили виноград на вино… Меня впечатляет логичность и простота сооружения — вентиляционные шахты, отвесно пронизывая сверху вниз каменную толщу, служат желобом: нижний ярус — это хранилище для воды. Удивляясь, как здесь удавалось вести «подпольную жизнь» годами, я спешу выбраться на свет Божий…

А там, на площади, идет бойкая торговля: тряпичные куклы в образе местных «баянов» (музыка здесь ни при чем — по-турецки так звучит слово «женщина») — в атласных гладких или узорчатых шароварах, с младенцами на руках, ткацкими веретенами или глиняными кринками. Мастерить кукол — одна из местных традиций, и среди рукодельных красавиц встречаются характерные. Потолковав о цене — не хочется обижать ни одну из торговок — подбираю в «гарем» трех дам, оставляя за них «калым» в EUR5: без меня разберитесь, «кто — почем». Надеясь на мирный передел, убегаю за сюжетами из жизни городка…

Ургюп, где мы остановились в Dinler Hotel после стремительного броска по долине, показался степенным, но пустынным — конец сезона! Променад в центре городка с парой туристов-ротозеев да яркие фруктовые витрины с дарами осени — хурма, апельсины, мандарины — все только с ветки…

Нам дают короткий перерыв для «переоблачения» с дороги, и мы снова движемся в направлении Учхисара. Он лежит по пути в Гёреме — знаменитый природный заповедник из камня, со множеством церквей, словно перетекающих одна в другую. В нем мы будем гулять день спустя, а пока выходим к краю долины. Стаи птиц взмывают ввысь с верхних ярусов или гулят-воркуют на покатом откосе над обрывом — такие картины в Каппадокии встречаешь повсюду: голуби живут здесь рядом с людьми не одно столетие, долину без них и представить трудно.

Трудно поверить, но на этом наш день не закончился. Был «Турецкий вечер» в клубе городка Аванос. Зрители стали героями действа, участвуя в сватовстве, в выходах отважных воинов и довольных собранным урожаем крестьян. Этот клуб, по традиции устроенный в скале, был наполнен аппаратурой последних моделей… Звучала музыка, которую каппадокийцы слагали веками, но она была понятна славянам и индийцам, туристам из Японии и из Южной Африки. И танцы, ритмы которых пришли то ли с Закавказья, то ли впитали балканские напевы, собрали в хоровод, растекшийся ручьем, всех, и не было никому тесно…

Мне вдруг показалось, будто мы у начала мира, когда нечего делить, когда все понятно без слов и все хлопоты уходят куда-то. Может, это и есть та сила, что влечет в сердце Малой Азии, не устающее стучать в такт со временем?

Рекомендуем также следующие предложения: